allanhan (allanhan) wrote,
allanhan
allanhan

ЯДРЕНАЯ МАТЕМАТИКА

Отказ Украины от ракетно-ядерного оружия - тайна судьбы советского «ядерного наследства» остается по-прежнему неразгаданной
17 лет назад Украина отказалась от ядерного оружия
17 лет назад Украина отказалась от ядерного оружия
ФЛОТ2017
Всем известно, что в 1990-е годы Украина добровольно отказалась от всего ядерного оружия, стратегических ракетных вооружений и стратегической военной авиации. Киев широко рекламировал эти свои шаги, как доказательство приверженности молодого государства делу мира и разоружения. Менее известно, что отказ этот был не совсем добровольным, а происходил под довольно сильным нажимом как Запада так и России. И уж совсем мало известно о том, что судьба части доставшегося Украине от СССР ракетно-ядерного оружия до сих пор не прояснена…
«Статистическая несогласованность» в 200 ядерных боеголовок
Возможно, заголовок этого раздела вызовет удивление у части читателей. Но для внимательного наблюдателя ничего удивительного тут (увы!) нет. Дело в том, что по прошествии более чем 15-ти лет (!!!) с момента полного вывода из Украины ядерного оружия (это произошло в ночь на 2-е июня 1996-го г.) Министерство обороны Украины так и не удосужилось точно проинформировать — сколько же его вывели?
Доходит до смешного. Известно, что наземная стратегическая ядерная группировка на территории Украины насчитывала 1240 боеголовок. Больше в головных частях 130 межконтинентальных баллистических ракет УР-100Н УТТХ (она же РС-18; по классификации НАТО – SS-19 Stilleto) и 46 межконтинентальных баллистических ракет РТ-23УТТХ (она же РС-22; по классификации НАТО – SS-24 Scalpel) физически не могло быть. Но при этом национальное Министерство обороны вплоть до конца 2001-го года отчитывалось сначала о «более чем 1600» таких боеголовках, а в 2002-2010-х годах – о 1272! При этом, по завершении вывода боеголовок межконтинентальных баллистических ракет из Украины, государственным информационным агентством «Укринформ» было официально сообщено (позднее эта информация была удалена с ленты агентства, но сохранилась во вторичных источниках) о выводе только 1271 боеголовки. Расхождение в одну боеголовку представляет известный интерес с учетом того, что речь идет не просто о ядерном боеприпасе, а о ядерном боеприпасе мощностью 550 килотонн (для сравнения – ядерная бомба, сброшенная на Хиросиму, имела мощность всего 12 килотонн).
Похожие несуразности были и с тяжелыми стратегическими бомбардировщиками, подпадавшими под сокращение по договору СНВ-1 (START-1). Как известно, Украина унаследовала от Советского Союза 44 такие машины. Но при этом Главное командование ВВС страны на протяжении ряда лет упорно утверждало – у нас только 42 таких самолета! Хотя речь шла отнюдь не о мелочи, а о 200-тонных машинах стоимостью (даже с учетом их скверного технического состояния) несколько десятков миллионов долларов США каждая.
Аналогичный беспорядок и с оружием этих бомбардировщиков – крылатыми ракетами Х-55 (она же РКВ-500; по классификации НАТО - AS-15 Kent). Вывоз их боеголовок в Россию был произведен еще в 1992-м – в обмен на встречные поставки ядерного топлива для украинских атомных электростанций. А вокруг самих ракет начался сложный торг с участием Киева, Москвы и Вашингтона. Закончилось дело тем, что в 1999-м стороны достигли компромисса: 581 ракета (включая все, способные нести ядерные боеголовки), вместе с теми их носителями (тяжелыми бомбардировщиками), которые еще способны летать, отправляются в Россию в качестве расчета натурой за газовые долги украинской стороны. Ну а невостребованные Россией ракеты (487 единиц) и бомбардировщики ликвидируются при финансовой помощи и под контролем Соединенных Штатов. Программа исполняется в течение последующих двух лет. Причем делается это не просто публично, но даже с некоторой помпой – как очередной большой шаг Киева в сфере стратегического разоружения!
Правда, уже тогда были отмечены некоторые неувязки. К концу 2000-го года, согласно официальным данным украинской стороны, 581 единица Х-55 уже должна была находиться в распоряжении дальней (стратегической) авиации ВВС России. И тут Москва заявила: от Киева получено только 575 крылатых ракет. В Украине быстро уловили намек и уже в 2001-м недостача (в размере шести ракет) была России компенсирована. После чего там о сделке предпочитали больше не вспоминать. В самом деле: Министерство обороны Российской Федерации получило 581 крылатую ракету? Получило. Значит, все ОК! А то, что Украина до сих пор полагает, будто продала их в Россию 587 – так это проблема Киева…
Тем временем украинские запасы крылатых ракет успешно утилизируют и вскоре официальные представители Министерства обороны Украины рапортуют о ликвидации 483 единиц Х-55. Правда, несколько позже эта цифра возросла до 487. А теперь элементарная задача на сложение и формальную логику: 587+483(или 487)=1070(или 1074) соответственно. Так как из 1068-ми крылатых ракет удалось ликвидировать 1074? Элементарная логика тут не помощник и в помощь следует призвать, очевидно, специалистов в области паранормальных явлений. Впрочем, на этом «приключения» Х-55 в Украине не закончились - но об этом несколько позже.
А пока также замечу, что украинские военные не смогли даже (за семнадцать с половиной лет со дня окончательной ратификации Украиной СНВ-1/START-1 в феврале 1994-го года) вычислить, сколько же ядерных боезарядов числилось за стратегическими ядерными силами Украины, по правилам подсчета, этим договором выработанным (эти правила предусматривают зачет не фактического числа боеголовок, а некоего условного – по специальной методике). Так вот, по ним Украине должно было быть зачтено 1592 боеголовки (при фактическом количестве развернутых в 1868 единиц), но Министерство обороны почему-то до сих пор полагает, что даже по правилам зачета их было 1944 (что означает фактическую численность еще на несколько сотен единиц больше). И это далеко не исчерпывающий список ядерных (и не только ядерных) «статистических неувязок», допускаемых украинским оборонным ведомством.
Наибольший интерес представляет, естественно, судьба тактического ядерного оружия (ввиду его потенциальной пригодности для использования в террористических целях). Сразу замечу, что Киев НИКОГДА не публиковал точного числа выведенных с территории Украины тактических ядерных боеприпасов – сообщалось только, что их было «около 2500» или «более 2500» (какая из этих цифр больше соответствует действительности установить не представлялось возможным, так как ОБЕ они ОДНОВРЕМЕННО фигурировали в информационных сообщениях Министерства обороны Украины). Как бы там ни было, с учетом 1272 боеголовок межконтинентальных баллистических ракет, общее число ядерных боезарядов в Украине на момент ее выхода из состава СССР должно было составлять, по данным Министерства обороны страны, примерно 3720-3820 единиц. Однако… в апреле 2002-го года тогдашний первый заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Украины генерал-лейтенант Николай Пальчук вполне официально сообщил от имени Генерального штаба: «Всего за годы функционирования Вооруженных Сил Украины более 4 тысяч ядерных боеприпасов вывезено за пределы Украины».
Кстати, именно это обстоятельство, видимо, и дало повод лидеру Коммунистической партии Украины заявить в сентябре 2002-го года, что «двести находившихся на территории Украины ядерных боеголовок Советской Армии находятся неизвестно где». Помнится, официальные власти тогда обвинили украинских коммунистов в «политических спекуляциях». Но, соглашаясь с тем, что политика не есть дело кристально чистоплотное, трудно все-таки не воспринимать как наводящий на грустные размышления факт, что по прошествии пятнадцати лет (!) с момента официального вывода ядерного оружия с территории Украины Министерство обороны страны и Генеральный штаб ее Вооруженных Сил не могут договориться даже между собой – а сколько же его, собственно, на территории Украины было?
Разумеется, в связи с вышеизложенным определенный интерес представляет официальная точка зрения Министерства обороны Украины на ядерные «белые» и «серые» пятна в новейшей военной истории Украины. Автор этих строк дважды (в 2004-м и 2011-м годах) пытался их прояснить, направляя в Министерство обороны Украины соответствующие запросы (такой механизм предусмотрен действующим национальным законодательством). В первый раз после почти месячного размышления Министерство обороны оказалось достаточно любезным и прислало ответ. Который, впрочем, вызвал не меньшее удивление, чем публиковавшиеся ранее официальными военными кругами сведения. Например, выяснилось, что «информация о количестве ядерных боеприпасов, которые находились и в дальнейшем были вывезены с территории Украины, имеет ограниченный доступ и в соответствии со статьей 31 Закона Украины «О государственной тайне» не подлежит разглашению в средствах массовой информации». В свете того, что военную тайну действительно надо хранить, это заявление выглядело бы вполне убедительным, если бы не ряд обстоятельств откровенно анекдотического характера.
Во-первых, соответствующая статья закона о государственной тайне регламентирует порядок передачи секретной информации иностранным государствам. Поэтому так и осталось загадкой – то ли ответ Министерства обороны Украины является тем, что юристы называют «частичным признанием де-факто» газеты, в которой тогда работал автор и самого автора этих строк субъектами международного права, то ли закамуфлированным обвинением сотрудников издания в том, что они являются агентами иностранных спецслужб. То ли признаком юридического невежества представителей министерства. Последнее, конечно, наиболее вероятно, но наводит на грустные размышления в связи с тем, что ответ военного ведомства готовился не где-нибудь, а в Центре обеспечения реализации договоров Генерального штаба Вооруженных Сил Украины. Иными словами, в подразделении, где соответствующее законодательство должны были бы (по крайней мере, теоретически) знать.
Во-вторых, было совершенно непонятно, как с заявлением о необходимости хранить секрет согласовываются другие заявления. Ведь и Министерство обороны и Генеральный штаб Вооруженных Сил Украины неоднократно публиковали информацию о количестве ядерных боеприпасов, вывезенных в Россию с территории страны. Другое дело, что информация эта была весьма приблизительной, а главное – одни официальные сведения противоречили другим.
В-третьих, тем более непонятно было, каким образом сохранение в секрете сведений о процессе ядерного разоружения Украины имеет «жизненно важное значение» для национальных интересов (что по закону только и может быть поводом для их засекречивания). Ведь последний ядерный боеприпас покинул территорию Украины в 1996-м году (тактическое же ядерное оружие было выведено еще в мае 1992-го года) и был ликвидирован под международным контролем в 2001-м году. (во всяком случае – такова официальная точка зрения). В свете вышеизложенного, логичным выглядело только одно объяснение – Министерство обороны и Генеральный штаб Вооруженных Сил Украины просто не обладают всей полнотой информации о судьбе бывшего на территории страны ядерного арсенала. И много лет отчаянно пытались скрыть это обстоятельство ссылками на «государственную тайну».
Только в 2011-м году Министерство обороны, наконец, признало этот скандальный факт, официально сообщив 17-го октября 2011-го года в ответ на очередной запрос: «сведения о точном количестве тактического ядерного оружия, вывезенного с территории Украины, в Генеральном штабе Вооруженных Сил Украины и Министерстве обороны Украины не ведутся». Вопрос же - как Министерство обороны может в таких условиях гарантировать, что все ядерное оружие, находившееся на территории Украины, действительно было выведено в Россию и действительно ликвидировано? – остается по-прежнему открытым и теперь…
Оборонное ведомство Украины также не может дать ответов и на ряд других неприятных вопросов. Например, как получилось, что официально последние ракеты УР-100Н УТТХ были ликвидированы или выведены с территории Украины еще к 1999-му году, а три года спустя вдруг оказалось, что у Киева их еще 31? Кстати, еще в апреле 1998-го парламентская Временная следственная комиссия по проверке возможных фактов несанкционированной торговли оружием заинтересовалась письмом заместителя министра обороны – командующего 43-й ракетной армией генерал-полковника Владимира Михтюка от 17.12.1997 г., в соответствии с которым Министерству обороны России были проданы 24 межконтинентальные баллистические ракеты этого типа. Депутатов Верховной Рады тогда очень занимало: куда же делись деньги от этой «коммерческой операции»? Но они пропустили, пожалуй, самое интересное: из 24-х УР-100Н УТТХ, отправленных (согласно документам) в Россию, туда попало только 19. Судьба остальных 5 ракет (каждая массой 106 тонн, с дальностью стрельбы до 10 тысяч километров, рассчитана на 6 ядерных боеголовок по 550 килотонн тротилового эквивалента) и по сей день покрыта мраком неизвестности…
Кстати, любопытно, что хотя Украина и обязалась декларировать перед Организацией Объединенных Наций факты передачи другим странам так называемых конвенциальных видов вооружений (в эту категорию входит и все управляемое ракетное оружие — от переносных зенитно-ракетных комплексов до межконтинентальных баллистических ракет), вышеописанная сделка в базу данных UNROCA - United Nations Register Of Conventional Arms (Регистр обычных вооружений ООН) почему-то не попала. Возможно, именно потому, что в этой «коммерческой операции» не сходятся концы с концами?
Но не все в порядке и со сделками, оказавшимися в базе данных UNROCA. Так, в 2002-2004-м годах Украина (как было официально сообщено ООН) поставила еще 29 единиц уже упоминавшихся межконтинентальных ракет УР-100Н УТТХ в Россию. Сделка совершенно законна и не вызывает подозрений, если бы не одна деталь: согласно столь же официальным данным Министерства обороны Украины в Россию в этот раз была поставлена 31 ракета такого типа. Куда исчезли еще две 106-тонных ракеты – также остается тайной…
Х-55: контрабандные виражи
«Украина снова должна доказать, что она имеет надежную систему экспортного контроля, способную эффективно «опекать» экспорт как оружия, так и высоких технологий - в том числе военного и «двойного» назначения» - под такими или примерно такими «шапками» шли весной 2005-го многие аналитические статьи в украинских СМИ.
Необходимость очередных доказательств возникла после того, как тогдашний генеральный прокурор Украины Святослав Пискун в 2005-м году в мартовском интервью британской Financial Times признал: его страна продала 12 крылатых ракет Х-55 Ирану и еще шесть - Китаю. Правда, г-н Пискун подчеркнул, что ракеты не имели боевых частей. Впрочем, в скором времени пресс-служба Прокуратуры Украины заявила, что слова ее руководителя были истолкованы не совсем правильно. «Это контрабанда» - подчеркнул представитель пресс-службы. Конечно это важный нюанс. Ведь, если в продажу крылатых ракет Ирану и Китаю были вовлечены официальные государственные структуры, то тогда Украина грубо нарушила режим контроля за ракетными технологиями. Если же это контрабанда - которая была, к тому же, хоть и с опозданием, но выявлена украинскими секретными службами, то дело выглядит как будто бы и не так скандально. Но в реальности в этой истории слишком много «белых пятен». В частности, тяжело избавиться ощущения, что такая операция не могла быть проведена силами только небольшой группы контрабандистов.
В январе 2005-го народный депутат Украины Григорий Омельченко обнародовал на сессии Верховной Рады Украины депутатский запрос к генеральному прокурору Святославу Пискуну и председателю Службы безопасности Украины генерал-полковнику Игорю Смешко о предоставлении национальному парламенту полной информации относительно обстоятельств незаконной продажи за границу крылатых ракет и сопутствующего военного имущества в 1999-2001-м годах должностными лицами Государственной компании «Укрспецэкспорт» и Службы безопасности Украины. В обращении г-на Омельченко утверждалось, что перед этим крылатые ракеты были спрятаны на складах Министерства обороны Украины, хотя по документам, подписанным высокопоставленными должностными лицами этого министерства, они значились, как ликвидированные. В ответ Служба безопасности Украины сообщила, что в 2004-м году «выявлена и прекращена деятельность международной преступной группы торговцев оружием, которая пыталась незаконно вывезти за пределы Украины 20 крылатых ракет воздушного базирования типов Х-55, Х-55М советского производства, способных нести ядерный заряд, а также другие товары военного назначения». 17-го февраля 2004-го года Служба безопасности Украины возбудила уголовное дело по факту контрабанды крылатых ракет Х-55 и другого вооружения за границы Украины.
Х-55 – 1700-кг (впрочем, снабженная дополнительными топливными баками модель Х-55СМ несколько тяжелее) дозвуковая крылатая ракета воздушного базирования, при полете огибающая рельеф местности на предельно малой высоте. Она предназначена для уничтожения с помощью ядерной боевой части мощностью 200 килотонн стратегических объектов с заранее известными координатами на удалении до 2500 км (модификация Х-55СМ – до 3000 км). Носителями этих ракет, официально принятых на вооружение дальней авиации СССР 31-го декабря 1983-го года, являются тяжелые стратегические бомбардировщики Ту-95МС-6 и Ту95МС-16 (по классификации НАТО - Bear-H) и Ту-160 (по классификации НАТО – Blackjack). Ту-95МС-16 может нести 16 единиц Х-55, Ту-160 - 12 единиц Х-55СМ. После распада СССР часть ракет и их носителей осталась за пределами России. Как уже говорилось выше, в 1999-2000-х годах 581 (по украинским данным – 587) крылатая ракета Х-55 и Х-55СМ была вывезена из Украины в Россию в счет долга Киева за поставки природного газа.
Но вернемся к контрабандной сделке. Следствием установлено, констатировалось в депутатском запросе г-на Омельченко, что в международной преступной группе, которая осуществила указанные незаконные операции по контрабанде за пределы Украины крылатых ракет, действовали: генеральный директор компании «Укравиазаказ», гражданин Украины Владимир Евдокимов; граждане России Олег Орлов, Евгений Шиленко, а также некто Г.К. Шкинев; гражданин Австралии Хайдер Сарфраз. В начале 2000-го года предприниматель Олег Орлов (которого в 2001-м Совет безопасности ООН обвинял в незаконных поставках оружия в Анголу) и его представитель в Украине Евгений Шиленко предоставили через Государственную компанию «Укрспецэкспорт» ее дочернему предприятию - специализированной внешнеторговой фирме «Прогресс» - поддельный контракт от лица российской компании «Росвооружение» (предшественник нынешнего «Рособоронэкспорта») и фальшивый же сертификат конечного пользователя от Министерства обороны России на поставку в эту страну 20 крылатых ракет.
Григорий Омельченко утверждает: тогдашнему генеральному директору «Укрспецэкспорта» Валерию Малеву было известно, что крылатые ракеты вывозились не в Россию, а в другие страны, и что для этого использовались фиктивные документы. При этом в Иран было отправлено также наземное техническое оборудование для подготовки ракет перед полетом и откомандированы специалисты для обучения иранского персонала.
Что же касается судьбы как точно установленных, так и предполагаемых участников этой истории, то для большинства она оказалась весьма печальной. Арестованный в апреле 2004-го единственный украинский обвиняемый в деле контрабанды крылатых ракет – бывший сотрудник Главного управления разведки (в настоящее время это самостоятельная Служба внешней разведки Украины) Службы безопасности Украины Владимир Евдокимов в июне 2005-го года получил 6 лет заключения. Остальным повезло еще меньше. В июле 2004-го года г-н Орлов был также арестован - в Чехии. Когда решался вопрос об его экстрадиции в Украину, Орлов перенес инсульт и практически перестал говорить: во время судебных заседаний россиянин едва мог произнести собственное имя и дату рождения. По словам адвокатов, он забыл английский и даже родной русский язык. Сначала официально считалось, что инсульт стал следствием слабого здоровья г-на Орлова. Однако во время его депортации из Чехии в Украину, сотрудники Службы безопасности Украины запретили любые контакты с подозреваемым, объяснив, что вынуждены принять строжайшие меры безопасности, так как в чешской тюрьме на подозреваемого было совершено покушение. Это не очень помогло – в июле 2007-го года Олег Орлов был задушен в госпитале следственного изолятора в Киеве неким Кулешовым (официально признанный невменяемым). Пятью годами ранее, в марте 2002-го года близкий к Президенту Леониду Кучме генеральный директор «Укрспецэкспорта» Валерий Малев погиб в загадочной автокатастрофе. В январе 2004-го года, катаясь на квадроцикле, разбился генеральный директор S.H. Heritage Holding Limited Хайдер Сарфраз; он посредничал в контактах с иранской стороной. В том же месяце в ЮАР в своем автомобиле был взорван украинский бизнесмен Сергей Петров, бывший глава консалтинговой фирмы Far West Ltd. По некоторым данным, коммерсанта не устроила сумма, которую он получил от контрабандной сделки, после чего г-н Петров сдал компаньонов германской полиции…
Также по этому делу, кроме информации из заявлений господ Омельченко и Пискуна и коммюнике Службы безопасности Украины, есть ряд интересных уточняющих деталей, которые сообщил адвокат Богдан Ференц, защищавший в суде г-на Евдокимова. По его мнению, на основании имеющихся в материалах дела и проверенных в суде доказательств можно говорить о типичном мошенничестве относительно Ирана и Китая, которые старались получить оружие, а им поставили старых хлам. «Во-первых, - заявляет г-н Ференц - это были ракеты 1987-го года выпуска. Их эксплуатационных ресурс - восемь лет. Соответственно инструкциям, продлить его можно только с помощью конструкторов завода-изготовителя. Это не делалось. Также из Украины в Россию была вывезена вся техническая документация на эти ракеты. Все боеголовки - основная составляющая оружия - также были отправлены в Россию. Кроме того, в суде подвергли допросу бывшего главнокомандующего ВВС Украины генерал-полковника Виктора Стрельникова, который осматривал в Иране эти ракеты и утверждал: на них было написано – учебные и они были некомплектные». «Мы констатируем, что Ирану и Китаю оружие не поставлялось, - заявляет Богдан Ференц - Мы называем это «изделиями».
Через г-на Омельченко стало также известно, что Служба безопасности Украины возбудила еще одно уголовное дело: за «пособничество Владимиру Евдокимову и другим лицам в совершении контрабанды» в отношении должностных лиц компании «Прогресс» - дочернего предприятия «Укрспецэкспорта» (украинского государственного монополиста в области экспорта и импорта военной и имеющей двойное назначение продукции) неких Самойленко (директор), Сенина (заместитель директора) и Бурковского. Однако расследование в отношении их не было завершено в связи с тяжелой болезнью Самойленко. Что, впрочем, не помешало этому господину быть свидетелем в уголовном деле против Владимира Евдокимова.
Наконец, Григорий Омельченко утверждает: обо всех сделках с оружием знал второй Президент Украины Леонид Кучма, и считает, что его действиям также надо дать правовую оценку. Но этого не было сделано даже в президентство Виктора Ющенко и вряд ли будет сделано при Президенте Викторе Януковиче.
Вместо заключения
В феврале 2004-го года Министерство иностранных дел Украины заявило: «Что касается ядерного оружия бывшего СССР, следует еще раз подтвердить, что, выполняя обязательства по двустороннему Соглашению с Российской Федерацией о порядке перемещения ядерных боеприпасов с территории Украины на базы Российской Федерации с целью их разукомплектования и уничтожения от 11-го апреля 1992-го года, Украина еще в мае 1992-го года обеспечила вывоз в Российскую Федерацию всех тактических ядерных боеприпасов. 1-го июня 1996-го года завершился процесс вывоза с территории Украины в РФ стратегических ядерных боеприпасов. Таким образом, Украина своевременно и полностью выполнила свои обязательства относительно ядерного оружия, которое было унаследовано ею от бывшего СССР». В комментарии было также отмечено, что в ходе украино-российских консультаций в июле 2003-го года по вопросам выполнения двусторонних соглашений относительно ликвидации ядерных боезарядов, вывезенных с территории Украины, российская сторона подтвердила, что все ядерные тактические и стратегические боеприпасы вывезены с Украины и ликвидированы на соответствующих предприятиях Российской Федерации под надзором украинских наблюдателей.
Подчеркивался и тот факт, что в Министерстве обороны бывшего СССР существовала «жесткая тройная система контроля пономерного учета и наличия ядерных боеприпасов», которая в дальнейшем была унаследована 12-м (ядерно-техническим) Главным управлением Министерства обороны Российской Федерации. А «по завершении же вывоза ядерных боеприпасов с территории Украины совместной комиссией Министерства обороны Украины и Министерства обороны России был осуществлен пономерной учет вывезенных ядерных боеприпасов и были проверены хранилища, где такие боеприпасы хранились». Это официальная позиция Украины, которой Киев придерживается и в настоящее время. Позиция эта имеет лишь один изъян - как показывают приведенные выше факты (причем - и это стоит особо подчеркнуть! - факты официально признанные), ей совершенно невозможно верить. Конечно маловероятно, что советское ядерное оружие, доставшееся Украине, попало «не в те руки». В противном случае его новые обладатели наверняка уже давно бы проявили себя с самой ужасной стороны. Но все же тайна судьбы советского «ядерного наследства» в количестве не менее 180 тактических ядерных боеголовок и по меньшей мере нескольких стратегических ракет (межконтинентальных баллистических и крылатых) остается по-прежнему неразгаданной.
P.S. Автор этой статьи является убежденным сторонником максимально широкого распространения общественно значимой (как и любой другой полезной) информации. Однако он категорически не приемлет подход, когда доступная бесплатно и свободно общественно значимая информация используется, чтобы делать на ней деньги. Поэтому автор заявляет: использование информации, содержащейся в этой статье, Стокгольмским международным институтом исследования мира (Stockholm International Peace Research Institute, более известный по аббревиатуре SIPRI) и его контрагентом в Украине – Украинским центром экономических и политических исследований имени Александра Разумкова возможно только с его (автора) письменного согласия. Остальные же физические и юридические лица могут пользоваться изложенной выше информацией абсолютно свободно – разумеется, при условии ссылки на источник.
Сергей Гончаров
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments