May 17th, 2015

боярышник лоботомированный рашапитек

Война на Донбассе пошла не по плану России . Чего теперь ждать от Путина?

Война на Донбассе пошла не по плану Владимира Путина, который собирался захватить территории Украины до Приднестровья. Теперь у РФ есть новые намерения насчет Донбасса, которые Кремль будет пытаться реализовать.

Об этом в интервью "Апострофу" заявил российский оппозиционер, псковский депутат Лев Шлосберг, освещавший факты гибели кадровых военных РФ в Украине. Приводим фрагменты из интервью политика, которое выйдет на нашем сайте в ближайшие дни.

О первоначальном плане Кремля:

"Объективная ситуация с военными столкновениями в Украине показала, что события пошли не по тому сценарию, который предполагался изначально. Война стала затяжной. Она не привела к значительным территориальным приобретениям для России, если не считать Крым, конечно. Действительно, после Крыма в совершенно практической степени обсуждался вопрос о способах включения Донецкой и Луганской областей – в той части, которая была отторгнута от Украины силовым путем – в состав России или создание еще одной версии Южной Осетии и Абхазии. Этого хотели, и речь об этом шла. Но выяснилось, что экономическая ситуация в связи с санкциями и в целом консолидированная политическая реакция ведущих стран мира оказались настолько жесткими, что позволить себе эти действия, исходя из отсутствия достаточной экономической страховки, Россия уже не может. Поэтому нелегальные и неофициальные, условно говоря, «скрытные» действия по оказанию поддержки – военной, технической, экономической и политической – продолжаются. Но уровень фактических достижений намного ниже чем тот, который планировался после Крыма".

О российских военных в Украине:

"Они (военные РФ.— ред.) идут сознательно. Ситуация августа уже не повторяется, когда их не известили заранее, что они должны перейти границу. Сейчас всех предупреждают заранее. С ними подписываются особые контракты. Но эти контракты не всегда выполняются. Есть разные ситуации, когда кому-то заплатили, а кому-то нет. Есть разные ситуации с выплатами семьям погибших. В прошлом году платили дисциплинированно. В этом году, ввиду экономического кризиса, платят хуже. Но, в любом случае, люди уже знают, что они идут на войну в Украину. Тех, кто категорически отказываются, не берут. В том числе потому, что опасаются утечки информации. Отказавшихся от участия в войне увольняют с подпиской о неразглашении. Найти человека, сказавшего лишнее слово, никакой проблемы нет. Всё контролируется".

Об амбициях Путина и реалиях:

"После такого головокружительного "путешествия в Крым" (аннексии полуострова в марте 2014 года — ред.) амбиции Путина выросли на порядок. В состоянии головокружения от успехов следующий план обсуждался уже "Новороссия до Приднестровья". Тем более, что Приднестровье – это еще один хомут на шее России. Только российскими деньгами поддерживается хоть какая-то жизнеспособность этой непризнанной (в том числе самой Россией) территории. Поэтому это была совершенно логичная с их стороны идея: сделать объединенный территориальный проект от Тирасполя до, условно говоря, Белгорода. Политически покрыть всё одной властью. Но – не получилось. Здесь уже началась настоящая война. Российские власти этого не ожидали. Они думали, что Украина, отдав Крым, так же спокойно отдаст Донбасс. Но это была ошибка и политического, и военного анализа. А дальше – началась большая война, война, дальше – большая кровь".

О продолжении войны на Донбассе:

"Я уверен, что Россия будет всеми силами сохранять Донбасс как вечную язву на теле Украины. Потому что война разоряет. Любая война разоряет любое государство и травмирует любое общество. Тратятся колоссальные деньги. Постоянно идут человеческие потери. Общество находится в постоянном напряжении. Это будет фактически перенос Чечни периода первой чеченской воны на территорию Украины. По существу он уже состоялся. Если минувшим летом ставилась задача масштабных военных действий с продвижением вплоть до Приднестровья, то теперь стоит задача удержания подконтрольной территории и создания источника постоянной военной и экономической напряженности в Украине, в том числе источника шантажа украинских властей. Кроме того, мы должны понимать, что на востоке Украины создана черная экономическая дыра для контрабандистов. Это будет, конечно, не близко к трафику наркотиков из Афганистана, но по степени экономической и криминальной опасности примерно то же. Но Афганистан и наркотики – это все-таки из Азии, и это давно не новость, к этому привыкли и пытаются с этим бороться. А такая же криминальная «черная дыра» в центре Европы – это «ой-ой-ой». Это будет колоссальная проблема и для Украины, и для России, и для всей Европы. Потому что границы нет. Ни с той, ни с другой стороны. Пока что, насколько я вижу, расчет был на то, чтобы эта "язва" Украину измотала и подвергла, в первую очередь президента Петра Порошенко, а также элиту страны, к капитуляции. Пока что это качается на весах. То в одну, то в другую сторону. Жертвы огромны. И с той, и с другой стороны".

Полный текст интервью Льва Шлосберга читайте на "Апострофе".

боярышник лоботомированный рашапитек

Или Донбасс идет в Европу с Украиной, или Украина пойдет в Европу без Донбасса - Т.Стецкив

Ведущие страны Запада оказывают давление на Украину по разрешению конфликта на Востоке путем предоставления особого статуса для Донбасса. Этот тезис, вынужденно или из убеждений, поддерживает также Петр Порошенко и отчасти Путин, который видит в этом закрепление российского плацдарма для дальнейшего влияния и вмешательства во внутреннюю политику Украины. Никто, пожалуй, не будет отрицать, что центральный вопрос для сегодняшнего украинского государства – это вопрос войны и мира. Точнее, как прекратить войну на Донбассе и достичь мира.

Президент Порошенко, который пришел к власти на идее своего мирного плана, предлагает исключительно дипломатическое решение этой проблемы и переговорный процесс, публичный и кулуарный, с опорой на так называемый норманнский формат – с привлечением Германии и Франции.

Однако, несмотря на постоянные настойчивые напоминания со всех сторон, что "альтернативы Минским соглашениям нет" – сейчас ситуация дает основания утверждать, что этот путь ведет лишь к замораживанию конфликта и играет на руку Российской Федерации.

Значительная часть украинцев, около 30%, убеждена в необходимости продолжения военных действий и выступает за военное освобождение оккупированной части Донбасса. В основе такого подхода лежит представление многих граждан о территории как важнейшем ресурсе государства, а также надежда на восстановленную армию и высокий боевой дух украинцев после Революции Достоинства.

Реализовать на практике этот вариант сегодня мешает соотношение сил сторон на фронте по линии Украина-Россия, неготовность Главнокомандующего воевать, и позиция ЕС, который ищет мирного, переговорного пути остановки войны на востоке.

Стоит также учесть настроения населения оккупированных территорий: в большинстве безразличное отношение, а порой враждебное к Украине, вследствие тотальной российской пропаганды о "хунте" и "бомбардировке" со стороны украинской армии мирного населения.

Но, к сожалению, не только.

Мы тоже часто представляем себе жителей оккупированного Донбасса как обманутых, недостаточно сознательных людей, которым достаточно только сказать правду, разбудить их – и они станут нормальными гражданами Украины. Однако это далеко не всегда так.

Ведущие страны Запада оказывают давление на Украину по разрешению конфликта на Востоке путем предоставления особого статуса для Донбасса. Этот тезис, вынужденно или из убеждений, поддерживает также Петр Порошенко и отчасти Путин, который видит в этом закрепление российского плацдарма для дальнейшего влияния и вмешательства во внутреннюю политику Украины.

Однако, такой вариант крайне невыгоден и вреден для наших национальных интересов. Он закрепляет постоянно тлеющий или замороженный конфликт, постоянную возможность для России в любой момент перевести его в "горячую" фазу. "Автономный" статус Донбасса постоянно будет разъедать украинскую государственность и блокировать внешнеполитический курс Украины в сторону Европы.

В подходе к разрешению конфликта на Востоке Украины мы должны исходить из той аксиомы, что Путин, пока он президент России – никогда не смирится с существованием независимой Украины и проведением им самостоятельной внутренней и внешней политики.

Поэтому в войне на Донбассе главная цель Путина не отделить Донбасс от Украины, а наоборот, навязать Украине разрушенный ним и боевиками Донбасс, чтобы он мог постоянно накладывать вето относительно нашего евроатлантического внешнего вектора. Путину нужна истощенная Донбассом Украина, которая отказывается от ЕС и НАТО, не способна провести внутренние изменения и прозябает как серая зона между ЕС и Россией.

В случае реализации этой стратегии Путина произойдет неизбежное поражение нынешнего прозападного политического режима Украины с последующей заменой на лояльную к Кремлю власть.

Поэтому, в подходе к решению проблемы войны на Донбассе будем исходить из того, что военный путь исключать нельзя. Однако он требует политической воли и единства элиты, длительной подготовки Вооруженных сил и наращивание вооружений, огромного напряжения всех человеческих и материальных ресурсов.

Также должны признать, что даже при реализации военного сценария нет скорой перспективы демократической украинизации и политического понимания на Донбассе.

Авторитарные же методы усмирения Донбасса – по образцу, как это сделали США в середине 19-го века с южными штатами после окончания Гражданской войны – могут вызвать в современных условиях резкое неприятие Запада, и, самое главное, снова цивилизационно возвращают, привязывают нас к "русскому миру".

Надеяться выиграть в противостоянии с Россией один на один, как предлагают ряд радикальных милитаристских организаций – идти так называемым третьим путем – является на сегодня, учитывая наше экономическое положение и состояние элиты, нереалистичным и губительным для самого существования нашего государства.

Нужно разрубить этот гордиев узел, выйти из этого замкнутого круга.

Для этого необходима другая идеология и другая идея.

Предлагаем заявить о другой подход: Украина – это в первую очередь люди, а не территория.

Сразу заметим: предлагаемый ниже вариант ни в коем случае не отрицает, а наоборот, предполагает постоянное наращивание мощности ВС, мобилизационных возможностей, построения оборонительных укреплений и закупок оружия, которого нет в Украине. То есть, такой подход требует защищать людей, постоянно быть готовыми к оборонительным и наступательным действиям.

Этот подход предлагает перевести решение вопроса войны России на Донбассе – в предложение решить этот вопрос мирным путем. А именно: дать жителям оккупированных территорий реальную возможность выразить свою волю – хотят они жить в Украине или хотят присоединиться к России.

Мы заявляем: или Донбасс должен остаться обычной областью в составе Украины, или он выбирает другой путь – становится "независимым государством", что, очевидно, невозможно экономически, входит в состав России, что для самой России неприемлемо.

Надо провести на оккупированных территориях плебисцит – в соответствии со статьями 43 и 46 закона "О местном самоуправлении в Украине". В случае, если большинство жителей этих территорий выскажутся за отсоединение от Украины – провести, согласно Конституции, всеукраинский референдум и поставить вопрос об их исключении из состава Украины. Так в свое время Малайзия исключила из своего состава Сингапур.

Поставив вопрос в такой плоскости, Украина снимает возможность шантажировать себя Донбассом и его вероятной "пророссийской" ориентацией.

Ставя вопрос "или – или", мы снимаем проблему предоставления Донбасса какого-то особого статуса, который де-факто станет гангреной на теле украинского государства.

Какие еще преимущества может получить украинская власть – и народ – от этой идеи?

Провозгласив готовность к описанному выше мирного варианта, Украина вырывается из навязанного ей извне русла решений. Этот вариант переводит Украину из объекта международной политики в ее субъекта, ставя США, ЕС и Россию перед необходимостью отреагировать на такое предложение.

Украинская политическая элита показывает свою смелость и лидерство прямой постановкой вопроса – в первую очередь, перед украинским народом.

Или Донбасс идет в Европу с Украиной, или Украина пойдет в Европу без Донбасса!

Такое предложение уменьшает военную угрозу и сужает поле маневра для России – и наоборот, расширяет для Украины окно возможностей.

Она также ставит население оккупированного Донбасса перед необходимостью изменить позицию безразличия и неопределенности – на потребность сделать выбор и нести за это ответственность. Она также дает населению Донбасса, которое изможденное и измученное войной, – возможность решить вопрос мирно. Проведение подобного плебисцита однозначно сужает социальную базу наемников и боевиков, которые за деньги воюют против Украины.

Однако все вышеописанное пока что касалось только идеи и дискуссии вокруг ее восприятие или отрицание. Совсем другой вопрос – практическая реализация этого варианта. Мы должны предусмотреть и этот момент.

Если идея переходит в плоскость практической реализации, Украина должна сказать, что тогда следует выполнить ряд условий:

– включить в списки для голосования всех внутренних переселенцев из Донбасса;

– голосовать только за украинскими паспортами;

– контроль за волеизъявлением и формированием избирательных комиссий закрепить исключительно за миссией ОБСЕ;

– наладить беспрепятственно теле - и радиотрансляцию украинских медиа на оккупированных территориях и тому подобное.

Рискнем предположить, что при выполнении этих условий и обеспечения честного волеизъявления – большинство жителей Донбасса проголосуют за то, чтобы остаться в составе Украины. Тогда снимаются все вопросы:

– Россия теряет любые аргументы вмешательства на Донбассе;

– все, кто с оружием воюют против Украины, это оккупанты и подлежат уничтожению;

– а украинские военные получают мощный стимул и мотивацию, зачем они воюют за освобождение Донбасса.

Несложно предположить наличие серьезной когорты оппонентов и критиков этой идеи – от обвинений в разбазаривании земель до навешивания ярлыков в предательстве национальных интересов. Они могут сказать: а если жители оккупированных территорий проголосуют за выход из состава Украины?

Ответим – в таком случае их надо отпустить.

Просто в этом случае высокие шансы на быстрый экономический рост и евроинтеграцию получает как раз Украина. А в будущем экономическая сильная и привлекательная украинское государство будет иметь гораздо больше шансов получить просьбу відсепарованих регионов об их возврате. Зато возможность шантажа и внутреннего разъедания нашего государственного организма будет устранен раз и навсегда.

Не говоря уже о том, что в этом случае Украина, освобождена от своего вечного противостояния и неопределенности – становится практически монолитной современной политической нацией.

Еще раз подчеркиваем: описана идея заключается не в отсоединении Донбасса от Украины – а только в возможности проведения плебисцита, предусматривает отсоединение.

Можно спрогнозировать еще один вопрос от оппонентов: а что вы будете делать, когда опрос на Донбассе даст большинство за отсоединение от Украины, а всеукраинский референдум не поддержит это решение?

Те, кто так будет говорить, недооценивают мудрость и прагматизм украинского народа. Если население оккупированных территорий выскажется, чтобы жить не в Украине, а перед гражданами Украины встанет дилемма "жить с вечно замороженным конфликтом и неблагосклонным Донбассом быстро присоединиться к Европе и обеспечить себе европейский добробут" – они уверенно и сознательно проголосуют "за" их отсоединения.

И начнут строить свое собственное будущее.

Единственное, в таком случае Украина должна обеспечить переселение всех желающих жить в Украине с оккупированных территорий и дать им возможность вместе с нами строить это совместное будущее.

И это будет европейское и евроатлантическое будущее.